О законности и эффективности кодирования

В последнее время среди официальных структур, ответственных за российскую наркологию, всё чаще стали проявляться инициативы, касающиеся легитимности «кодирования» от различного рода зависимостей. В частности, главный нарколог Минздрава РФ Е.А. Брюн неоднократно выступал против включения этих методик в лечебно-реабилитационный процесс ввиду их невысокой эффекивности, а главное – как способа «обогащения» на этом врачей частной практики и негосударственных наркологических лечебных учреждений. “Это и так было очевидно, что кодированию не место в государственной наркологии. Мы просто напомнили это некоторым нашим врачам, которые на рабочем месте потихоньку хотели набивать себе карман.” 

А что же вообще такое, это самое «кодирование»? На самом деле, ни в каких классификациях данного метода лечения не существует. Это в сущности бытовой термин, внедрённый ещё в советские времена Александром Довженко и представляющий собой психотерапевтический приём, заключающийся во внушении пациенту, находящемуся под гипнозом отвращения к алкоголю при одновременном воздействии на язык хлорэтилом. Сюда же по сути можно отнести и инъекционные методики – «Торпедо», «Алгоминал» и многие другие, в принципе одинаковые по сути. 

Что немаловажно, всё это упоминается в научных изданиях по лечению алкогольной зависимости, но лишь в рамках большого раздела под названием «психотерапия», что говорит об исключительно прикладном характере данного способа воздействия на зависимость. То есть, нужно чётко понимать, что кодирование ни в коем случае нельзя считать ОТДЕЛЬНЫМ терапевтическим шагом, каким, например, является медикаментозная терапия или физиотерапия. Всего лишь вспомогательный инструмент в руках нарколога-психотерапевта, включающийся при успешном прохождении КОМПЛЕКСНОГО лечения у хорошо мотивированного пациента.

Разумеется, пациент, желающий побороть пагубное пристрастие к выпивке, должен пройти все виды предлагаемой ему помощи – от неотложной терапии до глубокой медико-социальной реабилитации. Но у всех ли и всегда есть такие возможности, время и средства? А что делать с больными в конечной стадии алкогольной зависимости, просто неспособных в силу изменений личности мотивироваться длительному и трудоёмкому восстановительному процессу?

Многолетний опыт работы в наркологии позволяет нам утверждать, что существует хоть и относительно небольшой, но имеющий право на существование контингент больных, для которых кодирование является единственным возможным способом прекратить употребление спиртного, эдакой спасительной соломинкой. Если мы запретим эти методики, что им останется? Любые запреты в такой области как медицина, ни к чему хорошему не приведут. Тем более, как следует из выводов инициаторов подобных запретов, затеваются они вовсе не в интересах тех людей, для кого медицина и существует, то есть пациентов. 

К тому же важно помнить, что на сегодняшний день эти ограничения распространяются исключительно на государственные наркологические учреждения – больницы и диспансеры. И никоим образом не затрагивают частные наркологические клиники, в том числе занимающиеся выездной работой. Помните – у пациента всегда есть выбор.

Записаться на приём

ЗАКАЗАТЬ ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК

Задать вопрос